Всемирный клуб петербуржцев по итогам «Круглого стола по эстетике городской среды» включил петербургский дацан в «Белую книгу». Было отмечено качество реставрационных работ, проведенных под контролем КГИОП специалистами ООО «Возрождение Петербурга», а также работа молодых художников, выпускников Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии им. А.Л. Штиглица.

Реставрация объекта культурного наследия федерального значения «Храм буддийский» проводится по поручению Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина. В 2015 году храм был включен в реставрационную программу КГИОП.

В 2015 году на сумму 129 млн. рублей были выполнены работы по ремонту и реставрации фасадов храма и ограды комплекса. В процессе работ отреставрированы гранитные облицовки стен и цоколей, штукатурные профилированные и лепные детали, керамические облицовки фасадов, заполнения проемов, балкон северного фасада, портик южного фасада с перекладкой крыльца, восстановлено историческое цветовое решение здания, отреставрированы прясла и столбы ограды, керамические детали облицовок, парадные ворота храма. Выполнено воссоздание декоративных элементов фасадов (элементы декоративно-прикладного искусства: хвост лани, колокольчики колеса вероучения, элементы чжалсанов, декоративные вставки в круглые окна и др.) и ограды (лотосы на столбах), утраченных  в ходе жизни памятника.

В 2016 году выполнены работы по ремонту и реставрации интерьеров третьего этажа храма с восстановлением исторического цветового решения, включая ремонт и усиление конструкций перекрытия, реставрацию витражных конструкций и заполнений витража, храма, реставрацию наружных остекленных конструкций фонаря верхнего света. Стоимость работ – 33,5 млн. руб.

В 2017 году отреставрированы боковые приделы храма на сумму 78 млн. рублей. Проведена реставрация метлахской плитки, с раскрытием (первоначальной) и реставрацией лепной и живописной отделки карнизов, фризов и капителей, в том числе золочение, серебрение и «двойник» (техника, при которой для придания золоту более холодного оттенка его покрывают сначала серебром, а затем золотят).

В 2018 году в храме выполнены работы по реставрации центрального нефа Молельного зала, помещения вестибюля и лестничных клеток. При проведении работ по расчистке стен помещения вестибюля обнаружен живописный фриз со стилизованным растительным орнаментом. В процессе производства работ по расчистке покрытий площадок лестничных клеток обнаружены исторические плитки, имитирующие метлахскую керамику. Объем финансирования по программе КГИОП составил 63 млн. рублей.

В 2019 году по программе КГИОП выполняется реставрация интерьеров утилитарных помещений 4 и 5 этажей храма. Специалистами проводятся работы по ремонту и реставрации перекрытий и полов, а также работы по восстановлению отделочных штукатурных и окрасочных слоёв. На плафонах воссоздаётся профилированная тяга. Объем финансирования работ из бюджета Санкт-Петербурга по программе КГИОП в текущем году составит 6,7 млн. рублей.

***

Буддийская община в Санкт-Петербурге начала складываться в конце XIX столетия. В этническом отношении это были в основном буряты и калмыки – выходцы с восточных окраин Российской империи из мест традиционного исповедания буддизма: Забайкальской области, Астраханской и Ставропольской губерний, области Войска Донского.

За неимением общего храма бурятские и калмыцкие буддисты собирались для совершения богослужения, как правило, отдельными группами на частных квартирах, перед скромными домашними алтарями с образом (бурханом) Будды Шакьямуни. Те, кто приезжал в Петербург  на короткое время, молились прямо в гостиничных номерах.

В городе проживало и немало буддистов-иностранцев – китайцев, японцев, сиамцев – имевших при своих посольствах небольшие молельни. Число таких лиц постоянно росло по мере расширения политических и торговых связей России со странами буддийского Востока.

Летом 1898 года в одном из номеров петербургского журнала «Строитель» промелькнула заметка следующего содержания: «Ввиду большого количества лиц, исповедующих буддийскую религию  и проживающих постоянно в Санкт-Петербурге, <…> возбуждено ходатайство об открытии небольшой буддийской молельни, рассчитанной на 100-200 человек. Молельня будет помещаться в одной из центральных частей столицы».

Появление этого объявления совпало с приездом в Россию посланца XIII Далай-ламы Тубтэна Гьяцо, ученого бурятского ламы Агвана Доржиева.

Родом из хоринских бурят, российскоподданный Агван Лобсан Доржиев в 19-летнем возрасте покинул Забайкалье и отправился вместе со своим учителем в Тибет с целью получения высшего буддийского образования. В 1888 году Доржиев получает высшую ученую степень «лхарампа» и в том же году, благодаря своей блестящей учености, назначен одним из наставников юного Далай-ламы. Со временем Доржиев стал ближайшим доверенным лицом и другом Далай-ламы.

В 1909 году Агван Доржиев приобретает у директора Санкт-Петербургской конторы Московско-купеческого банка, потомственного почетного гражданина И.А. Исаева участок земли площадью 648,5 кв. саженей (2 940 м²).

Место, выбранное для постройки храма, было не случайным. Старая Деревня считалась тихой дачной окраиной Петербурга, а купленный участок выходил к Большой Невке, что позволяло соблюсти одно из основных требований древнего буддийского строительного канона, предписывающего возводить монастырскую обитель в уединенном месте, вблизи водного источника.

Выбор места для монастыря или храма в буддизме – это сложный и многоступенчатый ритуал. Он начинается с молебствий и гаданий, в расчет принимаются особенности ландшафта и астрологические приметы. Закладка фундамента начинается лишь после обозначения на земле «квадрата» внешнего периметра здания и зарывания в его центре  «бумбы» — сосуда, наполненного разного рода священными драгоценностями: душистыми и лекарственными травами, драгоценными металлами и камнями – золотом, серебром, кораллами, жемчугом, опалами, рубинами и сапфирами, а также бумажными листами с написанными на них молитвами и священными заклинаниями.

Для постройки храма Доржиевым был создан комитет ученых-востоковедов, архитектурный проект здания выполнил студент Института гражданских инженеров Николай Березовский. Березовский приобрел известность в востоковедческих кругах Петербурга благодаря путешествию в Кучарский оазис Восточного (китайского) Туркестана в 1905-1906 гг., откуда он привез множество калек и рисунков со стенной живописи древних буддийских монастырей.

В работе над проектом храма принял участие и Гавриил Васильевич Барановский, автор проекта торгового дома братьев Елисеевых на углу Невского и Малой Садовой и здания Русского географического общества.

Образцом послужил классический тибетский тип храма – «дукан».

«Дукан» — это четырехугольное здание с плоской крышей, храм-школа, где монахи (ламы) собираются для молебствий и занятий. Здание состоит из двух частей – южной, где находится основное помещение для духовных лиц (общий молитвенный зал) и северной, расположенной в задней части дукана и называемой «гонканом» (наиболее недоступная, сокровенная часть храмовой постройки, предназначенная для молений местному божеству). Во втором этаже вдоль стен располагаются кельи монахов — небольшие комнатушки с наружными окнами.

При этом петербургский храм испытал некоторое влияние бурятской традиции (четырехколонный портик, к которому ведут ступени высокой лестницы, напоминает оформление входов в бурятских дуганах) и европейской строительной техники (устройство вестибюля, лестничных клеток и подвальных помещений).

В 1914-1915 гг. велась отделка интерьеров под руководством Николая Константиновича Рериха. Помогали ему приглашенные Доржиевым из Бурятии ламы-художники.

Витражи в световом потолке и в деревянном поясе ограждения молитвенного зала изготовлены по эскизам Рериха. На них изображены восемь «символов счастья», которые можно встретить в каждом буддийском храме: зонт, две золотые рыбы, ваза, наполненная напитком бессмертия, цветок лотоса, закрученная спиралью вправо раковина, узел, не имеющий начала и конца, штандарт (знак победы), колесо с 8 спицами.

В целом витражи не свойственны буддийской архитектуре и являются данью увлечению начала XX века (впрочем, как и отделка фасадов гранитом), но благодаря таланту зодчих не выглядят чужеродным элементом в храме.

Классический тибетский тип храма традиционно не имеет окон: свет проникает в него сверху, через световой фонарь на крыше, именуемый «рабсалом». Таким образом, в основное помещение храма свет проникает сверху через световой фонарь и падает на выложенный цветными плитками на полу восьмилепестковый лотос, воспроизводящий символические очертания Шамбалы.

Портик южного фасада венчает композиция из восьмигранного колеса Учения — буддийского символа стремления к совершенству, со стоящими по его сторонам золоченными выколотными медными фигурами ланей на т.н. Лотосовом престоле. По преданию, именно лани пришли на первую проповедь Будды.

К основному южному объему с северной стороны примыкает четырехъярусная башня с часовней наверху – «гонканом», увенчанная золоченным медным фигурным завершением в виде шпиля – «ганчжиром».

По углам главного фасада были установлены традиционные буддийские символы – «чжалцаны» (два вызолоченных украшения конической формы, полые внутри). В ганчжир и чжалцаны при освящении были положены священные молитвенные тексты. Там же должны были находиться девять элементов, имеющих особый сакральный смысл в буддизме: золото, серебро, бронза, сталь, медь, коралл, лазурит, бирюза и жемчуг. Оставшееся свободное пространство заполнялось благовониями.

В 1914 году Николай II утвердил штат духовенства при буддийском храме.

Постройка петербургского буддийского храма завершилась в 1915 году. 10 августа здание освящено настоятелем Агваном Доржиевым. Храм получил название – Дацан Гунзэчойнэй (тибетское название «Источник Святого Учения Всесострадающего Владыки-Отшельника»).

Тяготы военного времени оказались непосильным бременем для многих лам. Многие в 1917 году покинули Петроград.

Храм пребывал в запустении. Осенью 1919 года в храме разместилась красноармейская часть, здание подверглось погрому и разрушению.

С середины 1927 года бурятами и калмыками был разработан проект соглашения, по которому храм признавался достоянием буддистов четырех стран, принимавших участие в его строительстве – Тибета, Монголии, Бурятии и Калмыкии. В конце 1920-х годов храм в Старой Деревне вновь стал действующим.

В 1933 году умирает патрон Доржиева XIII Далай-лама. В память о нем ламы устроили богослужение, оказавшееся последним. В 1937 году в результате арестов и расстрелов буддийская община при ленинградском дацане перестала существовать.

Агван Доржиев в 1937 году покинул Ленинград и был арестован в Бурятии. 29 января 1938 года 85-летний основатель дацана Гунзэчойнэй скончался в тюремной больнице Улан-Удэ.

В 1938 году здание храма передано со всеми строениями обкому профсоюза рабочих жилищного хозяйства «под спортивные цели».

Во время Великой Отечественной войны в храме была устроена военная радиостанция, которая до 1960 года использовалась как «глушилка».

В 1960 году Ленсовет передал здание храма Академии наук на правах долгосрочной аренды. В том же году новым владельцем храма стал Институт востоковедения. Однако вскоре выяснилось, что помещения храма совершенно непригодны для хранения памятников тибетской письменности. В 1962 году президиум Академии наук решил передать здание в пользование Зоологического института для размещения в нем Музея функциональной морфологии.

В начале 1980-х Ленгорисполком принял решение о передаче здания храма в аренду Музею религии и атеизма.

В сентябре 1988 года инициативная группа ленинградских буддистов обратилась с письмом в Совет по делам религий при Совмине СССР с призывом вернуть храм Буддийской церкви.

В 1990 году в храме состоялось первое публичное богослужение.

В 1991 году храм получил свое нынешнее название – Дацан Гунзэчойнэй (тибетское название «Источник Святого Учения Всесострадающего Владыки-Отшельника»).

В августе 2003 года в петербургский храм вернулась реликвия – статуя Будды, подаренная храму в начале ХХ века.