В завершении недели мы наблюдаем весьма сдержанные движения по большинству рыночных фронтов. Чем меньше времени остаётся до заседания ФРС и столь важного решения для рублёвых активов от ЦБ РФ по ключевой ставке, тем больше становится склонность инвесторов к формированию выжидательной позиции. В этих условиях рубль завершает неделю вблизи 63, нефтяные котировки также находятся вблизи отметок 62-63$.

Учитывая вышеизложенный тезис о текущей выжидательной позиции рынка, мы не ожидаем высокоамплитудных движений курса российской валюты в перспективе ближайшей недели. Общий набор факторов поддержки в виде ожидания монетарных стимулов от мировых ЦБ, отсутствие драматических провалов ценовой конъюнктуры нефтяного рынка, а также налоговый период, вероятно, позволят рублю оставаться в диапазоне 62,7-64,1 в недельной перспективе.

Тем не менее, в отношении даже не столь длительной перспективы ближайшего месяца, мы считаем, что рынки находятся на очень сложном перепутье. Сложность в определении вектора будущего движения в настоящий момент, по нашим оценкам, заключается в том, что большинство ожиданий участников рынка по смягчению политик мировых ЦБ уже фактически заложены в текущие котировки активов. Другими словами, рыночный оптимизм может остаться весьма хрупким даже после того, как, например, ФРС снизит ставку в июле на 25 б.п. Данные условия воспринимаются нами как близость мировых рынков к «ловушке ликвидности». Яркой иллюстрацией того, что монетарные стимулы могут не принести желаемого эффекта стимуляции роста, может являться весьма слабая динамика европейского фондового рынка в ответ на сигналы от ЕЦБ о приближении готовности к возвращению новых раундов смягчения своей политики.

Учитывая вышеизложенное, мы не исключаем того, что рынкам для определения траектории роста до конца этого года может не хватить одних лишь «монетарных ожиданий», рынкам могут потребоваться «монетарные шоки».

Заметим, что одним из таких «монетарных шоков» может стать июльское снижение ставки ФРС сразу на 50 б.п.. В течение этой недели мы наблюдали за заявлениями представителей федеральных резервных банков США, а также представителей самой ФРС о том, что решение о снижении ставки в июле на 50 б.п. может носить необходимо-превентивный характер. Хотим заметить, что, если основываться именно на экономических показателях США, которые сейчас далеки от приближения к каким-либо критически опасным зонам, то необходимость резкого снижения ставки Федрезерва выглядит весьма неочевидной. Однако если рассматривать ситуацию с позиции превентивного воздействия на формирующиеся риски для экономического роста Штатов (включая риски масштабного усиления давления на экономику со стороны торгового конфликта с Китаем), а также обеспечения рынкам пространства для продолжения роста, то мы видим достаточно существенную вероятность реализации агрессивного шага по снижению ставки в июле и еще одного шага снижения (на 25 б.п.) далее до конца года.

Читайте также:   Минфин ожидает снижения ставок по ипотеке уже во втором полугодии

Более того, если американский регулятор в июле пойдет на реализацию шага снижения ставки в 50 б.п., то мы, вероятно, сможем наблюдать за масштабным изменением коммуникативного канала Федрезерва с рынком. В данной плоскости речь идет о том, что фактически для участников рынка сейчас «существует» две ФРС: «ФРС до 2019 года» и «ФРС в 2019 году». На наш взгляд, характер действий Федрезерва, в особенности в отношении скорости изменения своих взглядов на ситуацию в экономике и рынок, в этом году сильно изменился. В результате, если ФРС пойдет на снижение ставки на 50 б.п. в июле, то для участников рынка «останется» лишь одна ФРС, которая будет готова бороться за поддержание роста рынков всеми доступными ей способами. Если коммуникационный канал между Федрезервом и рынками будет выстроен именно таким образом, то драйвер роста рынков в виде уверенности инвесторов в «бесконечной» монетарной поддержке может стать еще сильнее.

Читайте также